Любовь с шизоидной женщиной. Инструкция для мужчин, которые любят железобетонные заграждения

Типы личности человека: шизоидная личность – Круглосуточная психологическая помощь онлайн

Любовь с шизоидной женщиной. Инструкция для мужчин, которые любят железобетонные заграждения

Типы личности человека: шизоидная личность

Каждый обладает своим индивидуальным рисунком характера и личностными особенностями. Попытки описать типы личности создали множество классификаций, начиная от опоры на внешность и конституцию, затем – основанные на темпераменте, завершая соционикой и популистскими типами для женщин (любовница, хозяйка и пр.).

Мы предлагаем рассмотреть типы личности, состоящие из конфигурации врожденных данных: тип высшей нервной деятельности (темперамент), глубинные влечения, особенности характера и приобретенных травм, благодаря которым окончательно и формируется уникальный личностный стиль каждого.

Типы характера человека имеют определенные названия, они соответствуют названиям известных психических заболеваний. Вместе с тем, это не означает, что представленные типы личности – это и есть заболевания, нет. Это просто название, отражающие определенную структуру личности и определенные типы характера человека в норме, а не патологии.

Интересно, что само понятие границ нормы крайне условно. Такого человека, который бы воплощал собой абсолютную норму, от которого мы могли бы отталкиваться в описаниях безумия, скорее всего, нет. Каждый человек живет со своими «тараканами», причудами и особенностями, которые и делают его уникальным.

Самое оригинальное, на мой взгляд, объяснение границ нормы и патологии попалось мне на глаза в социальной сети:

«Есть варианты патологии, которые в социально-адаптированном виде соответствуют типам психики. Каждый из нас при определённых условиях проявит ту патологию, к которой склонен.

Представляете себе схему московского метро? Так вот, пока мы в пределах кольца, то есть социально-адаптированы, мы условно-нормальны, а дальше каждый уезжает по своей ветке.

Ветки с тех пор стали куда длиннее, вот что я скажу, а скоро и второе кольцо будет…»

Таких «веток» или типов личности различают несколько – шизоидная, нарциссическая, параноидная, маниакально-депрессивная, истерическая, обсессивно-компульсивная , психопатическая, мазохистическая (по Н. Мак-Уильямс).

Эти типы личности не означают диагноза либо ругательного наклонения, это просто обозначения различий, классификация, наподобие веток метро. В случаях острого или хронического стресса каждый человек будет регрессировать по своей ветке, согласно типологии.

Типы характера человека практически не бывают чистыми, как не бывает и чистой нормы. Однако, внутри нас может жить шизоидная или нарциссическая или депрессивная, истерическая и т.п. часть личности, которая может быть большей или меньшей частью нашей психологии.

Шизоидный тип личности: «шизофрения» в каждом из нас

Алиса: Я сошла с ума, да?
Отец: Да. Чокнулась. Рехнулась. И просто сошла с ума. Но открою тебе секрет: безумцы всех мудрей.
Алиса в стране чудес

О шизофрении как клиническом заболевании есть много книг, исследований, монографий и описаний. Вместе с тем интерес к ней не утихает. В этой статье речь пойдет о шизоидном типе личности, находящимся в границах нормы, и о том, как шизоиду адаптироваться к жизни, оставаясь в согласии со своей природой.

При шизоидном типе личности на одном конце «ветки» есть гениальные, высокоэффективные, социально-адаптированные люди с шизоидной организацией личности, а на другом конце психические больные, страдающие шизофренией, не способные к самостоятельной социальной жизни.

Шизоид: внутренний мир и формирование

Часто детей-шизоидов описывают как особо чувствительных, восприимчивых как к физическим стимулам – свет, прикосновения, звуки, так и к эмоциональным, проявления сильных эмоций заставляет их сжиматься, напрягают.

Взрослые люди-шизоиды также остаются удивительно чуткими, чувствительными, одаренными способностью понимать, воспринимать мир и других людей с потрясающей точностью и подлинностью. Люди, имеющие шизоидный тип личности остро чувствуют ложь и фальшь в других, как радар, выявляя любую неискренность.

Один из моих коллег , талантливый шизоид, настолько точно интерпретировал происходящее с клиентом на учебных сессиях, что по нему можно было ориентироваться как по камертону, настраивая свой профессиональный «внутренний инструмент» для чуткого восприятия другого человека.

Такая чувствительность делает шизоида очень уязвимым к внешним воздействиям, стрессу, от которого они убегают в свой внутренний мир.

Тенденция ухода в себя также может быть вызвана воспитанием в объятиях удушающей гиперопеки матери. При подозрениях на подростковую шизофрению часто рядом с мальчиком-подростком обнаруживается нарушающая личные границы мать, которая тащит своего покорного сына то в церковь, то на расстановки или к целителям.

Если в семье, где растет чувствительный ребенок-шизоид, практикуются эмоциональная неискренность, двойные послания, например, похвала и любовь на людях с одной стороны, равнодушие и критика дома – с другой, то рано или поздно ребенок может начать полагаться на уход в себя, изоляцию от других, чтобы защититься от лжи, фальши, вызывающих глубокое замешательство, гнев и безнадежность.

В школе я задавала неудобные вопросы про советский строй, за что и подвергалась скрытой агрессии со стороны учителей. Я оставила эти вопросы глубоко внутри себя.

Из терапевтической беседы

Необходимость полагаться на свой внутренний мир также может появиться в результате ранней изоляции ребенка, которого с младенческого возраста оставляли одного дома или в кроватке, не подходили ночью на крик, воспитывая «самостоятельность».

В итоге ребенок-шизоид старается найти способ адаптации к вынужденной изоляции и выбирает «не нуждаться» в близости, ища в большей степени опору в себе и своем внутреннем мире.

Что-то толкало меня из автобуса в автобус, где я могла сидеть с шизофренической апатией на лице, погрузившись в свой внутренний мир, и внешне ничем не выделяться среди остальных занятых своими проблемами пассажиров, которые равнодушно следят за мелькающими в окнах пейзажами.

Барбара О’Брайен. Необыкновенное путешествие в безумие и обратно: операторы и вещи.

В общем, вторгающиеся в тонкие границы изначально достаточно чувствительного ребенка взрослые, ранняя изоляция, одиночество и неэмпатичный родительский уход способствуют возникновению внутреннего конфликта между стремлением к близости и избеганием ее, желанием дистанцироваться, что и приводит к формированию шизоидного типа личности.

Ценной адаптивной способностью людей, обладающих шизоидной организацией личности, является их креативность. Важно лишь находить форму для выражения богатого внутреннего мира. Большая часть художников, скульпторов, музыкантов имеют шизоидную личность.

Здоровый человек шизоидного типа способен направить свои таланты в искусство, философию, в науку, в духовные изыскания, в какие-то действия в реальном мире. Более глубоко травмированный шизоид испытывает колоссальные страдания от невозможности реализации своих способностей из-за страха, отчуждения от общества, одиночества.

Я нашел себя в погружениях в глубины морской жизни на занятиях дайвингом. Это действие, которое я произвожу в реальном мире, и которое символически отражает мои привычные погружения в глубины самого себя.

Из личной беседы

Отчуждение и одиночество – частые попутчики человека шизоидного типа личности. Поскольку люди-шизоиды игнорируют общественные ожидания, индифферентно относятся к мнению большинства, то чаще страдают от бойкота или агрессии со стороны этого большинства.

Поэтому такие люди часто выглядят внешне бесстрастными, презрительными и ироничными по отношению к окружающей массе людей. Однако, внутренне они остро переживают собственную инаковость, отличность от других, непонятность для окружающих, а значит какую-то глубокую внутреннюю неправильность.

Для такого человека жизненно важно быть понятым, услышанным, одновременно ему может быть невыносимо страшно оказаться слишком близко к другому. Шизоид боится, что если близкий любимый человек его полностью узнает, то он покажется ему уродом или чудаком.

В итоге люди-шизоиды нередко выбирают обособленность и одиночество, уклоняясь от общения с другими людьми. Если такое происходит, то стоит, преодолевая страх, возвращать себя в общение. Возможно, сначала в терапии, затем в личной жизни.

«Подойди ближе, я одинок, но не приближайся, я боюсь вторжения» — приводит пример негласного послания человека шизоидного типа А. Роббинс. Конфликт близости – дистанции является центральным в шизоидном типе личности.

Страх вторжения, поглощения оказывается сильнее желания интимности. Часто в семьях при возникновении проблем в отношениях не-шизоидная женщина пытается сблизиться со своим партнером-шизоидом, «поговорить по душам», а тот в ответ, боясь поглощения, отдаляется.

Для того, чтобы считаться с такой особенностью и обеспечить комфортное существование шизоиду необходимо собственное безопасное пространство. Есть люди другого склада, другие типы характера человека, которые могут руководствоваться принципом «человеку на самом деле не много надо – крыша над головой, да хлеб с маслом».

Человеку с шизоидной личностью так не выжить, вернее, выжить можно, но придется постоянно испытывать страдания, душевную и физическую боль. Ему необходимы пространство, дистанция, воздух.

Буквально телом чувствую это городское замкнутое пространство хрущевки, боль от шума, гари, запахов. Здесь я не могу собраться, разваливаюсь на кусочки…

Из личной беседы

Для того, чтобы оставаться в контакте со своей природой, шизоиду важно найти или организовать себе свое место, дом, пространство, где он может чувствовать себя спокойно и безопасно. Иногда приходится изрядно постараться, чтобы обеспечить себе такое место, но оно того стоит.

При этом также важно иметь близкие отношения, не уходить во внутреннее или внешнее отшельничество.

По моим наблюдениям, у здоровых шизоидов дистанция в полмира при использовании современных технологий не будет являться препятствием для ощущения близости. Высокофункциональный человек, имеющий шизоидный тип личности, может организовать свою работу удаленно для того, чтобы успешно разрешить внутренний конфликт дистанции-близости.

Работать дома в безопасном уютном и своём пространстве, но с помощью современных технологий, держа руку на пульсе компании, в которой он трудится. В этом случае человек вообще не ощущает большого расстояния, так как благодаря чуткости шизоида, оно не препятствует близости и поддержанию контактов.

Кроме того, люди-шизоиды испытывают явную тревогу по поводу базовой безопасности. Так как окружающий мир кажется им наполненным угрожающими, тесными, шумными, разрушающими силами, опасными для индивидуальности. Иногда такая тревога может выглядеть преувеличенной для других людей.

— В России можно выживать, но жить по-настоящему… нет.
— Всю жизнь живу в России – пока не убили…

Подслушанный диалог

С этой тревогой трудно иметь дело, хочется позаботиться о безопасности, но до конца безопасно все равно не будет. Сначала нужно достичь ощущения безопасности и комфорта в пространстве дома и в отношениях с любимыми людьми.

Затем можно постепенно распространять это чувство стабильности и безопасности на внешний мир. Здесь не стоит торопиться, обретение внутренней земли обетованной плавно и своевременно распространится на внешний мир.

— Было хорошо в Камбодже?— Да…

— Теперь найди свою внутреннюю Камбоджу.

Из терапевтической беседы

Когда внутренней безопасности нет, помогает внешний поиск такого места на земле. Если находится такое пространство, то оно остается внутри вас.

Однако, если внешний поиск не сопровождает внутренним, то он грозит бесконечными скитаниями наподобие дауншифтеров, которые ищут что-то через внешний мир, путешествуют, но как будто не находят внутреннего мира.

И наоборот, если есть «внутренняя Камбоджа», внутренняя точка равновесия и мира, то внешняя обстановка перестает быть угрожающей, тревожной, разрушающей.

Итак, мы выделили следующие особенности человека с шизоидным типом личности, и предложили способы их интеграции в жизнь:

  • Богатый внутренний мир, который важно учиться креативно выражать вовне, преодолевая тенденцию ухода в себя.
  • Внутренняя чуткость, чувствительность, сензитивность, которая требует психологической гигиены – создания безопасного пространства, умения беречь себя.
  • Конфликт дистанции – близости, для разрешения которого необходимо собственное безопасное пространство, соблюдение личностных границ в отношениях с близкими людьми, и опыт принятия другим человеком.
  • Пренебрежение условностями, общественными нормами, что может провоцировать нападение большинства на шизоида, усиливая его страх поглощения. В результате человек выбирает изоляцию и одиночество, уклоняясь от общения с другими людьми. В этом случае, стоит, преодолевая страх, возвращать себя в общение. Пусть контактов будет не много, один-три человека, этого может оказаться достаточно для комфортной жизни.
  • Тревога по поводу базовой безопасности, для погашения которой создается внутренне безопасное пространство, которое постепенно распространяется на внешний мир.

Источник: https://PsyHelp24.org/shizoidnaya-lichnost/

Шизоиды в любви 🙂

Любовь с шизоидной женщиной. Инструкция для мужчин, которые любят железобетонные заграждения
perfontanaОльга Гуманова в фейсбуке пишет:  Чистосердечное признание: вчера мне впервые во время сессии хотелось убить клиента. Нас спасло только то, что мы были в Скайпе, а то моя рука уже сжимала термос и им замахивалась.

История публикуется, разумеется, с позволения клиента, после того, как я поделилась с ним своим желанием ему врезать и мы поговорили об этом.Молодой человек под тридцать, программист, живёт за границей. Проблема: не могу уговорить понравившуюся девушку заняться сексом.”Я ей приводил научные данные о том, как это полезно для здоровья – регулярно заниматься сексом.

Доказывал, как это плохо и вредно, если у неё секса давно не было. Принёс целую подборку книг разных авторов на эту тему”.

Тут моё воображение нарисовало такую картину: а девушка, которую он “убеждает и просвещает” – например, религиозная девственница или просто из очень традиционной семьи и в ответ тоже ему приводит подборки цитат своих духовных учителей и созвучных себе психологов. Вот и побеседовали, мило и душевненько так :)Вместо секса, уже и делать ничего не надо.

А вообще я всё больше убеждаюсь, что это не один специфический программист такой, а печальная мировая тенденция. Люди в отношениях совсем разучились соблазнять, очаровывать, сводить с ума, а вместо этого наивно пытаются логически договариваться. А в отношениях – там царит бессознательное. Там логики процентов на 10 и на 90 – неосознанных процессов.

Соблазнять и очаровывать – это как раз и есть грамотно общаться с бессознательным. И это искусство постепенно в мире утрачивается, исчезает. А без него, увы, в отношениях делать нечего.

И, дорогие, кто живёт и работает за границей, кто глобал и говорит на разных языках – русских, русских, пожалуйста, не позорьте. Русские любят и умеют соблазнять и сводить с ума. У нас были Пушкин, Лермонтов и другие великие.


_____________________________________________________________

А я добавлю:  Это не потому, что он русский. Это потому, что программист. Я спорить готова – юноша шизоидного склада характера. То есть, не очень хорошо считывающий эмоциональное состояние и невербальные сигналы окружающих, очень умный и логичный, видимо, успешный в дисциплинах, требующих обдумывания (в этом самом программировании своём).

И абсолютно глухой к эмоциональным движениям – и своим и окружающих. Такой для аргументации может притащить кипу книг о пользе секса – не, нуачо, вот же, написано, что это полезно. А пытаться понять, что нужно другой стороне (девушке) – в голову не придёт.

Я в аналогичной ситуации как-то была – не с клиентом, а в личной своей жизни; поскольку это моя история и ни у кого разрешения брать не надо, то расскажу. Встречалась я с молодым человеком совершенно шизоидного типа (кстати, программистом). И мы с друзьями организовывали новогоднюю вечеринку – танцы, развлечения, угощения, а после спектакль-импровизация.

Я позвала туда и своего молодого человека, естественно, но времени ему уделяла немного – носилась, организовывала праздничный процесс. Смотрю – стоит мой Саша у стеночки печально. Что такое, почему не пригласишь потанцевать кого-то из девушек (их, как обычно, явилось больше, чем юношей).

И тебе приятно, и мне поможешь – раз всем гостям на вечере хорошо, то и я, как организатор, значит, буду молодец. Саша мнётся и отказывается. Так, тут что-то непонятное, прикидываю я. Ну-ка, а со мной пойдёшь танцевать? С тобой пойду.

Танцуем, я выспрашиваю, и он, наконец, раскалывается: «Ну а какой смысл? Вот пойду я с девушкой танцевать, почувствую возбуждение – а ведь это ничем конкретным не кончится, я же с тобой пришёл. Так зачем это надо?» Вот на этом месте желание придушить Сашу голыми руками накатило на меня довольно интенсивное.

Я с ним справилась и стала задавать наводящие вопросы: а флирт? Ну неужели никакого удовольствия ты не испытываешь от этой игры в отношения, от этого обмена взаимоприятными социальными сигналами: «Ах, сударь, вы такой галантный и мужественный!» – «Это потому, сударыня, что вы так очаровательны и милы!».

Это ж игра, всё и не должно каждый раз гарантированно заканчиваться постелью! Нет, сознался честный шизоидный Саша, никакого в том я удовольствия не вижу. Ну секс – это понятно. А вот эти социальные игры… Нет, ничего в них приятного нет.Так что шизоиды – они такие. Это ещё с возрастом они обучаются правилам социальных игр (хотя не уверена, что начинают получать от них удовольствие). А молодой программист – практически гарантировано будет прямолинеен, как рельс. Секс давай, а все эти пляски вокруг – уберите, мне неинтересно.

Про шизоидную акцентуацию позже побольше напишу 🙂

perfontanaОоо, как сказано. Важное наблюдение – меткое, глубокое и очень много объясняет:

«Но о какой безопасности может идти речь, если родители непредсказуемо агрессивны или предсказуемо негативны? У них всегда все плохо. Атмосфера в семье – ожидание катастрофы. Прямо сейчас что-то должно случиться.

Упадешь, разобьешься, отравишься, умрешь от инфекции, «под камаз попадешь, он тебя по асфальту размажет», не поступишь в институт – будешь работать грузчиком в «Пятерочке». Вот они где – «мелкие» психотравмы! Их причина – не обязательно в раскаленном утюге или инцесте. Негативные замечания травмируют глубже за счет того, что постоянно повторяются.

Знаете, есть европейские пытки – дыба, побои, а есть китайские, когда обездвиженного человека, к примеру, щекочут перышком пока он не сходит с ума. Тут такая же разница.»

И действительно. Приходят к психологу люди, жалуются на родителей и сами себе искренне удивляются: вот же не били меня в детстве смертным боем, ну, отшлёпали пару раз. Ну, что-то запрещали, ну куда-то не пускали, ну велосипед не купили.

Ведь не может быть мне из-за этого НАСТОЛЬКО тяжело вспоминать о детстве и это совсем не повод считать, что родители в детстве меня мучали? Ну почему ж мне так хреново-то живётся???Европейский взгляд на пытки подразумевает, что должно произойти что-то страшное и действительно жестокое: на кол посадить, руки-ноги отрезать, разорвать на куски живого упряжкой лошадей.

То есть, чтобы ты имел право жаловаться на родителей, тебя должны были натурально истязать, держать на хлебе и воде, ставить коленями на горох и выбить тебе глаз в ходе воспитательного процесса. Без этого – «всё нормально» и «хорошая у нас семья была».

А сотни мелких уколов, придирок, поджатых губ, напоминаний о том, какая ты неумёха и бестолковщина, обесцениваний и унижений походя – не в счёт. Невыносимую атмосферу в семье вполне можно создать и без истязаний. Как раз вот такие гадкие, пассивно-агрессивные мелочи и превращают повседневную жизнь в ад.

И, главное, живя в таком аду и пожаловаться кому-то сложно: ну нормально же всё, культурные люди мои родители – не пьют, не бьют, на лето вывозят к морю, ботинки новые купили.

Подумаешь – не те ботинки, которые хотелось, но ведь не хуже, чем у всех! Да, мама в обувном магазине, как обычно, высказалась насчёт ног моих кривых-косолапых и что никто меня замуж не возьмёт, но это ж ничего страшного. Да почему ж мне так хреново-то???Китайская пытка водой – маленькая капелька раз в полминуты падает на голову привязанной жертве. Маленькая капелька воды – ну чего тут страшного? Все мы попадали под дождь и никто от этого не умер. Но через сутки непрерывного капанья на голову пытаемый человек страшно кричит, мучается и сходит с ума. Капля камень точит.

Page 3

|

perfontanaВесна выставляется первая рама. И потянулись на консультации клиенты со схожими запросами: «Скажите, как мне переделать его /её, чтобы он понял/она поняла….». Сюда относятся и нарциссические мечтания («как сделать, чтобы жена предугадывала мои желания, готовила что я люблю и гладила мне не только рубашки, но и майки») и надежды жертв домашнего насилия («какие всё-таки мне нужно найти слова, чтобы муж понял, как я много делаю по дому и перестал называть меня тупой косорукой коровой?»). Некоторые просят многого (чтобы близкий человек весь перестроился и стал удобным в быту), другие хотят простого человеческого отношения, а не оскорблений и тычков. Но все эти клиенты хотят ИЗМЕНИТЬ ДРУГОГО. Другого, не себя.Вообще, это запрос нереалистичный.В первую голову – это неэтично: а почему ты решил, что это другого мы будем перекраивать под твои требования? Его – для тебя, а не тебя – для него? Почему? Потому, что ты первым пришёл и попросил? И теперь ты – заказчик, а другой – материал, и из него мы будем лепить то, что ты захотел? А если бы другой успел попросить первым, то мы перестраивали бы тебя под его запрос, так?Во-вторых, в самом запросе кроется нереализуемая уловка: «вот тут его исправьте, а в остальном всё норм». «Всё меня в моей жене устраивает, но уж слишком любит она шумные компании, вечеринки, гостей. Как ни приду – полон дом народу, с половиной из которых она и сама познакомилась вчера и уже пригласила к нам. Нет, моя жена, конечно, красавица, весёлая, умная, добрая, энергичная, жизнерадостная. Готовит отлично, меня и детей очень любит. Всё в ней хорошо, но вот эта её общительность! Нельзя ли сделать так, чтобы она любила дома сидеть с вязанием, а не по вечеринкам шастать?» То есть, «всё в ней меня устраивает, но вот тут вот – исправьте!». Пусть остаётся во всём абсолютно такой же энергичной и смешливой, но при этом будет домоседкой, меня это вполне устроит. На это ответ простой: не бывает так! Вот чтобы взять человека и улучшить в одном месте, там, где это мне мешает – нет, никак не выйдет. Человек – сложная система, в нём всё со всем связано и даже заранее нельзя сказать, что на что повлияет, если изменить. Жена-домоседка, возможно, будет не такой весёлой и лёгкой на подъём, её не будут так любить дети и вообще это будет другой уже человек. Но любящий дома сидеть, это да.Это ужасно неудобно и страшно бывает – понять, что другой человек непохож на меня, что для него неважно то, что важно мне, что он этим мне неудобен и неподходящ. Но я даже не об этом. А вот о чём: люди некритичны в том, что можно менять, а что нет. Почему-то идея «поменяю-ка я другого» кажется такой заманчивой: самому-то мне меняться сложнее. Сложным кажется, например, уволиться, изменить место жительства или бросить надоевшую работу, чтобы заняться чем-то радующим душу. Нет, ну вы что – тут всю мою жизнь перестраивать надо! Всё в ней налажено, удобно, понятно; какое тут – «менять»! Сложно бросать курить, сложно худеть, сложно не злиться на начальника или не срываться на детей. А другой человек – ну что ему стоит по-другому себя вести? Дорогая, ну ты просто посиди дома полгодика, завязывай ты с этими гостями, а? Ну ведь это так просто, я же так могу, меня ж вот не тянет общаться каждый вечер! Поэтому идея изменить другого кажется логичной, правильной и, в общем, несложной: я же могу – значит, и другой справится. Только другой, дубина такая, не понимает, как бы отлично мы зажили, если бы он не упирался и просто делал так, как я скажу.

Источник: https://perfontana.livejournal.com/68112.html

Какой тип личности шизоидный? | Мужчина и женщина: проблемы отношений

Любовь с шизоидной женщиной. Инструкция для мужчин, которые любят железобетонные заграждения

Мы называем их интровертами. Людей, которые не любят, когда шумно, ярко, громко, много… Правда, в психоанализе привычнее другое название – шизоидный тип личности. «…Мой любимый», – этими словами американский психоаналитик Нэнси Мак-Вильямс (Nancy McWilliams) начинает лекцию.

Об эксперте

Нэнси Мак-Вильямс (Nancy McWilliams), психоаналитик.

Автор книги «Психоаналитическая диагностика» (Класс, 2006), в которой дано описание разных типов личности (нарциссического, истерического, депрессивного, шизоидного и других), показаны их особенности, сходства и различия, преобладающие эмоции и аффекты, влечения и защиты; рассказывается, как человек воспринимает себя и каким его видят окружающие.

«Таких людей немного, 1–2%. Они не любят, когда к ним приближаются слишком близко, и часто отпугивают людей своим особым поведением. Многие считают их «не такими». Но они привыкли к этому.

После того как вышла моя книга, ко мне часто подходят читатели, чтобы поблагодарить за информацию, которая помогла им самим или в работе. Но люди шизоидного типа личности присылают мне электронные письма, в которых написано «спасибо».

Они благодарят за то, что в моем описании нет и намека на их преувеличенные странности.

Люди шизоидного типа личности в качестве защитного механизма используют отстраненность. Они уходят – от людей, в одиночество, в мир собственных фантазий.

Они всегда выбирают дистанцию, и им не нужны другие искажающие защиты: отрицание, диссоциация (отделение себя от своих неприятных переживаний), вытеснение. Возможно, поэтому они часто осознают процессы, которые для других протекают неосознанно.

У американцев есть пословица: «Слон в комнате, но его никто не замечает». Люди шизоидного типа личности всегда видят этого слона и удивляются, что другим он незаметен. Но когда они пытаются говорить об этом слоне, на них смотрят как на сумасшедших.

Чтобы избежать трудностей в общении, они предпочитают занятия, которым можно предаваться в одиночестве. Чтобы не быть в группе, команде. Многие из них заняты творчеством, интересуются философией, духовными практиками, медитацией…

Однако мы вряд ли встретим человека шизоидного типа личности, у которого хотя бы в какой-то степени не было бы стремления к привязанности. Но есть проблема: стремясь к близости, они испытывают перегрузку от избыточной близости, она их подавляет и угнетает.

Как правило, они лучше чувствуют себя в компании детей и животных. Мне недавно задали вопрос, похожи ли люди с шизоидным типом личности и аутисты. Мне кажется, у них есть что-то общее. К примеру, и те и другие не любят избыточного внимания.

Но есть одно значимое отличие – аутисты не понимают чувства других людей. Они не знают, что ребенка нужно обнимать… Но их можно этому научить. А человек с шизоидным типом личности с самого начала знает, что ребенка надо брать на руки.

Но он не может этого сделать, он всячески устраняется от контакта, поскольку он для него невыносим.

Их детство

Ребенок растет чрезвычайно чувствительным. Он реагирует на стимулы так, как будто они причиняют ему боль. Причем на самые разные стимулы: звук, свет, любые перемены, тактильные ощущения (вроде этикеток, царапающих кожу).

Когда мы берем такого ребенка на руки, он не прижимается, а отстраняется, его тело становится жестким. Дети с шизоидным типом личности часто отказываются от груди. Они ощущают себя абсолютно незащищенными, и любой контакт воспринимается ими как вторжение, нарушение их целостности.

Даже если это вторжение – сосок матери во рту. Можно предположить, что у них слишком тонкая кожа. (Однажды я поделилась со своей пациенткой таким наблюдением: я сказала, что как будто сижу рядом с человеком с ожогом.

Которому нужно, чтобы к нему прикоснулись, но сделать этого нельзя, потому что любое прикосновение непереносимо. Эта метафора показалась ей верной и уместной). Повторюсь: в качестве защиты человек с шизоидным типом личности предпочитает уход. Но и сепарацию (расставание) с кем-либо он ощущает очень остро.

Почему? Дело в том, что он и так готов подпустить к себе немногих, и потеря одного из этих людей будут означать исчезновение слишком значимой части системы поддержки. Такие люди привязываются к другим, но в их компании сложно не чувствовать себя одиноким.

Он и другие

Они не выносят поверхностного общения. Мой муж был человеком с шизоидным типом личности. В тех редких случаях, когда мне удавалось уговорить его пойти со мной в гости, он немедленно находил ребенка или собаку и весь вечер проводил с ними. Разговоры ни о чем его убивали. Ему нужна была искренность и честность.

Именно поэтому с точки зрения человека-шизоида человек-истерик просто… врун. Дело в том, что для истерика главная защита – преувеличение.

Представьте, с какой интонацией женщина может произнести фразу: «Я та-а-а-ак разозлилась на своего му-у-у-жа-а!» Для нее такой способ коммуникации – защита, она хочет, чтобы то, что она говорит, приняли всерьез, и ей кажется, если она скажет это тише, ей не поверят.

Комбинация людей с шизоидным и истерическим типами личности дается тяжело. В то же время между ними существует давняя история любви. Женщины-истерики находят мужчин-шизоидов чрезвычайно привлекательными.

Они ценят в них честность, принципиальность, самодостаточность… А мужчины-шизоиды любят женщин-истериков за чувствительность, теплоту, эмоциональность. Но вместе они могут свести друг друга с ума. Потому что, когда ей плохо, она пытается придвинуться к нему поближе, а он отодвигается. Когда же он видит, что ей плохо, он думает, что лучшее, что он может сделать для нее, это оставить ее в покое. А она чувствует себя покинутой.

Их особенности

В людях с шизоидным типом личности много противоречий. Они кажутся отстраненными и незаинтересованными, а сами живут с глубоким стремлением к близости. Они самодостаточны, но нуждаются в другом человеке. Чрезвычайно рассеянные и чрезвычайно внимательные.

(Вспоминается образ рассеянного профессора, который идет по дороге, думает о чем-то сложном, все время спотыкается и падает…) Они кажутся неактивными и неэмоциональными, но внутри у них происходит активная деятельность, бурлят эмоции.

Выглядят асексуальными и аскетичными, но у них достаточно импульсивности и мощных сексуальных фантазий.

Я как-то спросила психоаналитика с шизоидным типом личности, почему в психологии не так много внимания уделяют шизоидной динамике? Он ответил: «Ты думаешь, МЫ можем затеять какое-то общественное движение?» Иногда мне кажется, что я в каком-то смысле выступаю послом молчаливого сообщества одиноких людей… у которого не очень хорошо с PR! Но я делаю это искренне. Внутренняя жизнь человека с шизоидным типом личности очень привлекательна. Если он уверен, что вы не сочтете его сумасшедшим, постепенно, доверяя вам все больше, он расскажет вам много интересного о мире своих фантазий. Моя подруга-шизоид как-то призналась, что не ест изюм. Я предположила, что ей не нравится вкус. «Нет, – ответила она, – ты не понимаешь, он мог бы быть мухой!» Я рассказала об этом другой своей подруге, у которой муж шизоид. Она тут же сказала, что ее муж тоже не ест изюм. Правда, аргументирует иначе: он не доверяет изюму, который прячется в булочках. Очаровательно! Весь мир кажется им одушевленным. В этом смысле они как дети.

Как с ними быть?

Я могу дать несколько рекомендаций, как работать с людьми с шизоидным типом личности. Однако они могут быть полезны и для обычного каждодневного общения.

  1. Такие люди избегают контакта, их легко напугать. Им требуется как можно больше пространства, чтобы они чувствовали себя в безопасности. Терапевт должен избегать вторжения на территорию пациента, я бы не рекомендовала продвигаться слишком быстро вперед, задавать неудобные вопросы. Чтобы они не чувствовали себя «интересным клиническим случаем». Они не выносят неискренности, лжи, важно быть абсолютно правдивым, реальным, честным.
  2. Из сложностей: часто терапевтические отношения становятся для них более комфортными, чем отношения с реальными, обычными людьми в обычной жизни. Вы можете обнаружить, что хотя человек обратился к вам со стремлением стать более общительным, в ходе лечения он так этого и не достиг. Ближе к концу терапии его надо немножко подтолкнуть, спросив, удалось ли ему решить тот вопрос, с которым он пришел.
  3. Важно, чтобы человек с шизоидным типом личности знал, что вы считаете его нормальным.
  4. Таким людям трудно говорить о чувствах. Даже если они этого хотят. Сам акт говорения для них болезнен. Попробуйте найти непрямой способ говорить о том, что важно: обсуждайте фильмы, спектакли, музыку… Моя коллега многие недели разговаривала с пациентом о… пицце. В деталях: где в городе делают самую лучшую, чем она так хороша и так далее. При этом они оба понимали, что говорят не о пицце, а о внутреннем голоде, о том, чем его удовлетворить. И что чувствует человек, когда испытывает потребность в чем-то одном, а ему предлагают совсем другое».

Автор — Елена Шевченко
По материалам — gestaltclub.com

Источник: http://maxpark.com/community/4636/content/5356231

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.